Infoabad

Лучший форум делового и личного общения туркменистанцев (Ашхабад)
 
ФорумФорум  ГалереяГалерея  ЧаВоЧаВо  ПоискПоиск  РегистрацияРегистрация  ПользователиПользователи  ГруппыГруппы  Вход  
Форум Infoabad возродился на более высоком качественном уровне по адресу infoabad.com
Теперь это ашхабадский городской информационный портал плюс локальная социальная сеть.
Добро пожаловать на сайт infoabad.com !

Поделиться | 
 

 Кони туркмен

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
АвторСообщение
Astra
Модератор
avatar

Женщина Дата регистрации : 2006-07-22

СообщениеТема: Кони туркмен   21.01.07 18:30

СКВОЗЬ ЭПОХИ И ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ


ГЕЛЬДЫ КЯРИЗОВ

Ахалтекинский конь-аргамак... Лошадь, потеющая кровью... Небесная лошадь... Золотой конь Парфии... Лошадь Ниссы... Каждое из этих названий существует более 2 тысяч лет. Что это? Ошибки историков или перепутанная хронология?

Более 2 тысяч лет назад парфяне сумели довести до совершенства подарок судьбы — наследный материал конских ресурсов, позволявший безнаказанно повергать в прах непобедимые, по тем временам, войска римлян. Владевшие лучшей лошадью мира еще со времен Огузхана, предки туркмен превратили эту расу лошадей в породу, которая способна была улучшать и создавать новые породы и которая ценилась по тем временам в два раза дороже нубидийской или арабской, и все шеголи Рима считали за честь восседать на них.

Порода или просто огромный массив лошадей? Конечно же, порода, если спустя тысячелетия сегодняшний ахалтекинец абсолютно повторяет черты внешности и экстерьера останков лошадей, найденных в могильниках и раскопках руин Алтын-депе, Гонурдепе, на Алтае (пазарык), в Келлели и Таипе, Теккем-Депе, на фресках и наскальных изображениях, картинах и скульптурах.

В первом номере журнала мы намерены изложить взгляды на развитие мирового коневодства в свете влияния трех чистокровных пород лошадей мира на формирование мирового коннозаводства и той особенной роли, которую сыграла в создании и формировании всех культурных пород лошадей туркменская лошадь и ее ярчайший представитель — чистокровный ахалтекинец.




Лошадь - спутница

Цивилизации

Древний тип восточной верховой лошади возник и распространился с территории туркмен. Однако лошадь туркмен — не единственная порода, существовавшая на бескрайних просторах от Монголии до южных границ Ирана. Очаги древних империи — Египет, Китай, Рим, Парфия, Монголия, туркмены-сельджуки и туркмены-османцы стратегию военного превосходства решали за счет ударной части армии — конницы. Многочисленные войска Чингисхана и его потомков долгое время не могли воспользоваться своим численным преимуществом до тех пор, пока в войске монголов не появились лошади, производные от смешения с туркменскими. С точки зрения селекции, это была борьба качества и количества. Огромные табуны лошадей дешевого подножного содержания тысячами и миллионами смешивались в ходе исторических военных сражении с легендарными аргамаками, и все правители и полководцы еще со времен гуннов стремились обеспечить себя резвой верховой лошадью черных песков, лошадью Парфии.

Стремясь проследить этапы и последовательность формирования культурных пород лошадей, некоторые исследователи выпускают из поля зрения огромную естественную лабораторию, представлявшую территорию от Монголии до Туркменистана — Казахстан, Узбекистан, Киргизстан, Таджикистан, часть русских степей и Европы, где с переменным успехом шел процесс доминирования двух типов лошадей — монгольской и туркменской. Кроме того, в этот процесс были вовлечены территории Ирана, Индии, Афганистана, Китая и их соседей. Не случайно в своем развитии человеческая цивилизация практически до XIX века шла параллельно прогрессу коневодства и во многом зависела от него.


Тоска по аргамаку


Особый интерес вызывает история формирования конских пород ближайших соседей Туркменистана. Трудности кочевой жизни, сезонность выпасов, потребность в лошади, способной выжить на подножном корме, с одной стороны, и потеря боеспособности при отсутствии благородного коня выразились в ностальгической поговорке казахов — “жабыдан аргамак булмаз”, что означает: “из жабе (казахская лошадь) никогда не сделать аргамака”. Еще в 1930 году К.А. Овчинников, характеризуя принципы племенной работы в казахском коневодстве, отмечал: “Когда не имеется лошадей с хорошей ездой, то улучшают аргамаками... Улучшающим материалом для полукочевого района служила адаевская лошадь, а для адаевского района — туркменская лошадь. Для обзаведения туркменскими лошадьми казахи родов адаевского и табын имели много возможностей, особенно если учесть, что некоторые зимовки находились на территории Туркменистана (у залива Карабогазгол), Очень много туркменских лошадей проникало в Казахстан и на юге — в бассейны рек Арыси и Таласа и далее на северо-восток, влияя на тип местной лошади”.

Подобный процесс породообразования происходил и на территории Узбекистана, Киргизстана, Таджикистана, Ирана, Азербайджана, вплоть до Индии и Китая, калмыцких и донских степей России, Башкирии и Татарстана, а также в Европе и Африке.

Государства Центральной Азии, Иран и Кавказ ранее других имели возможность использовать туркменских лошадей с целью распространения или улучшения имеющихся лошадей в своих регионах. Облагороженные породы, созданные вокруг Туркменистана, представляли из себя некий продукт смешения местных (как правило, монгольского корня) лошадей с туркменским аргамаком. У узбеков это карабаир, в Таджикистане и Афганистане это локайская лошадь, в Азербайджане — карабахская, в Казахстане — адаевская, в Иране — древнеперсидская.

В целом этот процесс можно назвать первичным этапом породообразования, продолжавшимся вплоть до периода массового улучшения коневодства Европы, т.е. до 16-17 веков. Причем, нельзя рассматривать эти породы только как результат кровосмешения или воздействия хозяйственного уклада. География и климат тоже внесли свои поправки.

Селекция - дело жизни туркмен

Туркмены ранее других на плодородных землях вдоль Аму-Дарьи, Мургаба, Этрека выращивали белую пшеницу (ак бугдай), виноград, другие сельскохозяйственные растения. Но при этом их лошадь не стала похожей на карабаира. Трудности кочевой жизни в отдельные периоды распада туркменских государств (а их было более 70-ти) коснулись быта туркмен, но от этого предок ахалтекинца не стал похож на адаевский тип лошадей Казахстана. Туркменистан имеет много горных территорий, и периодически войска туркмен проходили завоеваниями через Кавказ, Иран и другие государства, в ландшафте которых преобладали горы. Но, несмотря на это, лошадь туркмен не стала похожей на локайскую или карабахскую. В чем же дело? Почему оригинальный тип и в целом модель аргамака сохранялась, размножалась и распространялась по всему миру с долины Ниссеи, из земли туркмен?

Тому есть свои причины, но одна из них, и пожалуй, главная, заключается в том, что туркменский народ доводил до совершенства любую селекционную работу. Если это лошадь — то ахалтекинец, если овца то — каракульская, либо сараджинская, из шерсти которой ткутся всемирно известные туркменские ручные ковры, а мясо по вкусу не сравнить ни с одной другой породой овец. Эта же овца позволила сделать более мобильной и армию, т.к. в условиях жаркого климата в дальних походах не обойтись без обоза с провиантом. Целый месяц джигит, приторочивший к седлу искусственную емкость, сделанную из желудка барана с каурмой (жареное мясо) был обеспечен провиантом. Или взять туркменского верблюда. Одногорбый верблюд “арвана” не только караван пустыни, но и молока дает несравнимо больше всех других пород верблюдов.

А туркменские волкодавы? Именно они охраняли бесчисленные стада на открытых пространствах. Никто, кроме бесстрашного стража отар, не мог противостоять хищнику в ночи. Многочисленные миграции в обозе, следовавшем за войском по всему свету, распространяли туркменскую собаку и ее разновидности, которые мы встречаем под названием кавказской, афганской овчарки, кангал в Турции и так далее.

До совершенства довели древние туркмены и свое растениеводство. На весь мир прославлены своим фантастическим вкусом туркменские дыни, виноград, арбузы.

Все это, вместе взятое, говорит о древней цивилизации на земле Туркменистана, о том, что селекция животных и растений были делом жизни трудолюбивых предков туркмен, наконец, о том, что именно селекция была ключом к развитию и до сегодняшних дней жива в памяти народа.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Astra
Модератор
avatar

Женщина Дата регистрации : 2006-07-22

СообщениеТема: Re: Кони туркмен   21.01.07 18:30

В центре внимания — лошадь

Но история, к сожалению, это не только мирный труд, но и бесчисленные воины и нашествия, вот почему лошадь оставалась в центре внимания, и в первую очередь уникальный по работоспособности скакательный тип туркменской лошади, способный обеспечить фору в сражении. Поэтому, несмотря на градостроительство и ирригационные работы, развитие земледелия вокруг Ниссеи, Маргианы, Куня-Ургенча, вдоль Аму-Дарьи и на Западе Туркменистана, тип военной лошади оставался неприкосновенным. Промежуточные типы лошадей, которые просачивались через пограничные территории Туркменистана и использовались на сельхозработах, именовались “ябы” или “жабе”, поскольку, большая часть этих лошадей поступала через Хиву, Куня-Ургенч, Бухару от казахских кочевников.

Дешевизна этого типа лошадей стимулировала бедную часть населения к приобретению маток “ябы” с целью последующего улучшения с благородными лошадьми, которые в основном были сосредоточены в руках родовой знати и военной аристократии. Продукт такого кровосмешения получил конкретное название в лексике туркменской иппологии — “алаша”, что означает “пестрый”. В самом названии чувствуется некоторая ирония по отношению к породности таких лошадей: лошадь как бы и облагорожена, но ее пестрое происхождение не дает ей права называться “асыл”, то есть туркменским конем, или чистокровным ахалтекинцем сегодня.

Лошади категории “алаша” были достоянием бедной и средней части населения. Лошади категории “ябы” были собственностью самых бедных слоев населения и распространялись в основном ближе к границам Туркменистана с Казахстаном, Узбекистаном и Афганистаном. Коневодство Ирана тысячелетиями шло в унисон развитию коневодства Туркменистана, было плацдармом по реэкспорту туркменских лошадей в Турцию, арабские страны и Европу и поэтому по качественному составу приближалось к уровню туркменского.


За чистоту породы

Процесс борьбы двух типов лошадей в зависимости от климатических условий, экономических и политических обстоятельств несколько отличался у ближайших соседей Туркменистана, намного раньше Европы и России начавших ассимиляцию своих конских ресурсов посредством туркменского аргамака. Туркмены же, несмотря ни на что, сохраняли ядро породы в чистоте, что и стало родником всего чистокровного коневодства мира. Суровые климатические условия и хозяйственный уклад жизни соседей Туркменистана позволили сохранить лишь некий продукт метизации местных лошадей монгольского корня с туркменским скакуном. Следовательно, лучшая часть этих лошадей по туркменскому принципу классификации чистокровности лошадей могла быть отнесена лишь к группе “алаша”. Остальная многомиллионная часть поголовья лошадей Монголии, центральноазиатских государств, калмыцких и донских степей, используемых в табунах, на сельхозработах или в качестве вьючных животных, могли быть классифицированы лишь как “ябы”.

Может возникнуть вопрос: почему же эти термины остались в туркменском языке, несмотря на малозначимость этих групп лошадей в жизни народа? Это педантичность туркмена- селекционера - вот единственный ответ. Четкое разграничение этих трех типов и есть основа коннозаводства туркмен. Ни одна лошадь, вызывающая сомнения по происхождению, не могла быть отнесена к “асыл”. Прежде чем привести чистокровную кобылу к жеребцу, хозяин лошади непременно осведомится, нет ли в его родословной "алаша". Тип жеребца “ябы” настолько отличался от “алаша” и тем более “асыл”, что даже не мог претендовать на право обсуждения вопроса о воспроизводстве. Так было и есть у туркмен.

Конь — победитель


История миграции конских ресурсов, особенно ее лучшей, элитарной части — лошадей черных песков тесно связана с историей развития туркменской государственности. Ни одно военное столкновение, а тем более сражение, немыслимо было без конницы. Туркменская лошадь являлась сердцевиной в любом войске, независимо от того, чьи это были войска — Камбиза или Чингисхана, Тимура или туркмен-сельджуков.

На исторической арене развития коневодства фактически действовали две расы лошадей: монгольская и древне-туркменская — парфянская, третьими были производные от них. Количественное превосходство неприхотливых лошадей табунного содержания не могло поглотить малочисленного туркменского аргамака в силу его генетического превосходства, благородства форм и резвостного потенциала. Но и это не все. Фактически в истории породообразования конкурировали за доминирование две экстерьерные конструкции. Низкорослая костистая, с хорошим ребром и способная к нагуливанию жира на пастбищах, но с плохими движениями - монгольская лошадь, и благородный рослый тип культурной лошади лептозомного (дыхательного) типа, требующая неизмеримо большего внимания и ухода и, в силу этого, более малочисленная, но превосходящая противника в бою и резвостью, и интеллектом, и благородством форм. Отталкиваясь от этого, можно предположить и количественные пропорции в отдельные исторические этапы.

В эпоху раннего средневековья и хозяйственной отсталости основной лошадью была табунная, с чем связана и более интенсивная миграция монгольского типа лошадей, и, наоборот, с развитием цивилизации обозначился прогресс рослого типа лошадей пустынь. Но и в те далекие времена географические особенности территории Туркменистана — основного ареала распространения древне-туркменской лошади защищали этот тип и не позволяли поглотить его, с одной стороны, за счет гор Копетдага, с другой - за счет песков Каракумы.

Однако все народы улучшали свои конские ресурсы и понятие селекции не чуждо ни кому. Фактически борьба двух рас, несмотря на многократное количественное превосходство монгольской расы над аргамаком, была на равных в силу все того же стремления получить благородного коня.

Способность одного жеребца улучшить целый табун лошадей фактически останавливала волну беспородных лошадей на территории Казахстана, Узбекистана, Каракалпакыстана и других соседей. Мало того, промежуточный тип “алаша”, продолжая устремляться в сторону, воспроизводящую тип “ябы”, всемерно способствовал облагораживанию генотипа лошадей степных просторов. Только суровый климат периодически возвращал результаты процесса по облагораживанию степных лошадей на исходные позиции, так как тип монгольской лошади продолжал оставаться наиболее приспособленным. Тысячи, а возможно, миллионы раз начинался этот процесс, направленный от Туркменистана на север.

Еще один пример из древней истории. В I веке до н.э Камбиз собирает войска и завоевывает Египет, после чего там остаются оккупационные войска со своей многочисленной конницей. Что это были за лошади, какой породы? Никто тогда ответить не мог. Безусловно, что там были лошади военачальников, которые в основном представляли тип туркменской лошади “асыл”. Но количество их было равно лишь военному руководству. Намного больше было лошадей сотников, десятников и других руководителей среднего звена, то есть лошадей категории “алаша”. Но и их количество было несравнимо с тем, на чем пришлось участвовать в экспедиции рядовым воинам, то есть “ябы”. Существуют различные классификаций конских пород. Не претендуя на открытие, хочу предложить классификацию, используемую туркменами: “ябы”, “алаша” и “асыл”. Именно эти три типа лошадей стали основой коневодства во многих государствах в период первичного распространения и окультуривания пород.

И хотя в основу разведения были положены три типа, но экстерьерных конструкции было две: округлая, низкорослая и неприхотливая к содержанию (“ябы”) и рослая, длинных форм, с хорошим плечом и лопаткой, длинным крупом и требующая полноценного ухода и кормления (люцерна, овес) лошадь типа “асыл”.

Где корни “араба” и английской чистокровной?

Здесь мы подошли к базовой основе создания арабской лошади, которую стали размножать при очень существенных отличиях от результатов кровосмешения на просторах степей. Во-первых, здесь практически отсутствовал процесс повторного воздействия монгольской расы на конский массив. Во-вторых, здесь не было суровой зимы, когда выживали лошади грубой конституции. В-третьих, последующие военные вторжения лишь способствовали прилитию крови лошадей типа “алаша” и “асыл”.

Нельзя забывать и том, что исламская культура, которая пришла в страны Центральной Азии и перевернула не только духовный мир людей, но и их взгляды на собственную историю, многократно ускорила этот процесс. За честь почиталось подарить духовному лицу лучшую лошадь, особенно, когда паломничество приобрело массовый характер и лучшие лошади Ирана и Турана под седлом паломников устремились в Мекку.

Туркмены-сельджуки, в последующем турки-османцы — это, фактически, один народ в двух государствах. А это не только одинаковый язык и обычаи, но и одинаковый подход к селекционной работе. Завоевавшие в средние века арабские государства турки, фактически, продолжили работу по совершенствованию арабских лошадей. Немаловажен и тот фактор, что огромное количество туркмен проживало в арабских государствах, где до сих пор разводятся самые крупные и породные лошади арабской породы.

Не следует забывать о мощи и роли оттоманской Турции в XVI веке. А это значит, что легче было приобрести лошадей в колониях Турции, то есть в арабских государствах.

Основные родоначальники английской чистокровной имели приставку “турк” или “терк”. Если принять во внимание, что европейский рынок уже просто требовал “варварийского” коня, нетрудно догадаться, что предприимчивые купцы старались продать всех своих лошадей как лошадь бедуина из середины варварийских песков. Последующие специальные экспедиции доказали, что настоящих скакунов следует искать в Турции, Иране и Туркменистане. Но вот до Туркменистана добраться было намного сложнее...


Резвость и выносливость — по наследству

Как же случилось, что английская чистокровная признала своим основным прародителем арабскую лошадь, несмотря на то, что внешне она имеет наибольшее сходство с чистокровным ахалтекинским скакуном? Ведь сами европейцы, создавая английскую чистокровную, тракененскую и производную от них породы, родоначальниками называют турецких либо туркменских лошадей. Не случайно саму английскую чистокровную породу вплоть до конца XVIII века во Франции называли “Де ля рас, де ля Турк, де Англитер".

Изучение процесса породообразования неизбежно наталкивает на необходимость классификации конских пород. До сих пор не теряет своей актуальности тема, касающаяся первопород. Известные нам классификации: с учетом влияния внешней среды, степени воздействия человека и характера применявшейся к ним селекционной работы, разграничиваются: на искусственные и естественные по Дарвину: на первичные, переходные и заводские по Зеттегасту; по характеру аллюров на быстрые и шаговые по У.Дюрсту и Н.Юрасову; на восточных и западных по Франку; на северных и южных по А.Браунеру; на лесной, степной и пустынные типы по К.Юарту; на лептозомных и эйризомных по В.Витту.

Часто упоминаются так называемые южный, восточный, пустынный типы, но не ясно, какая же все-таки лошадь стала основой этих типов. Ученые, путаясь в догадках, то обобщают, то разделяют туркменских, арабских, монгольских и нубидийских лошадей. Либо в одну группу попадают монгольские и киргизские лошади и отдельным типом значится лесная лошадь, хотя никто не может сказать, откуда она там взялась и в какой степени она родственна той же самой монгольской, либо тарпану или лошади Пржевальского, и как при табунном инстинкте можно предполагать самостоятельное происхождение такого типа?

Классификации, которые существуют как в туркменском быту, так и в туркменской иппологии, ближе всего классификация Г.Хиттенкова и В.Калинина (1939 г.), разделяющая лошадей на северных и южных, а также на группу смешанных пород. Чистокровная туркменская “асыл”, это, естественно, южная порода пустынь. Лошади монгольского корня “ябы” — это кони, пришедшие с севера, из степей. Между этими двумя первопородами и шел процесс тысячелетних кровосмешений. Периодически объединяемые в одно многотысячное войско, все три типа оседали в землях, не имевших лошадей вообще.

Три типа лошадей — “асыл”, “алаша” и “ябы” участвовали при создании арабской лошади, столько же типов — при создании английской чистокровной. Так почему же английская чистокровная, признаваемая как потомок арабской лошади, не сохранила внешних признаков сходства с нею и, наоборот, является прототипом ахалтекинца, созданного по словам профессора Б. Салихова, “в узко ипподромном призовом направлении”? Ответ один: английская чистокровная — самая резвая лошадь мира только потому, что в селекционной работе не было ни одного другого селекционируемого признака, кроме резвости, а значит, задачи отбора сами назвали наиболее продуктивную конструкцию.

Можно сколько угодно говорить о происхождении породы, но среди двух типов экстерьерной конструкции победил тот, который тысячелетия назад в условиях сухого жаркого климата создали предки туркмен, тот, который устойчиво передавал по наследству резвость и выносливость. Туркменская верховая лошадь, несмотря на периоды несправедливого исторического забвения и тяжелые испытания, оказалась сегодня на той высоте, где и положено быть самой древней верховой лошади мира.


Г.К.Кяриюв — коннозаводчик, генеральный директор Государственного объединения “Туркмен атлары”
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Astra
Модератор
avatar

Женщина Дата регистрации : 2006-07-22

СообщениеТема: Re: Кони туркмен   21.01.07 18:32

Они спустились с небес

Овез Гундогдыев


Всем известно, что конь у туркмен всегда являлся священным животным. Трудно представить туркмена без коня, ибо, по образному выражению европейских авторов, конь - равноправный член туркменской семьи. Бережное и трепетное отношение к коню туркмены пронесли через тысячелетия. Уже в V в. до н.э. “отец истории” Геродот сообщал, что туранцы (предки туркмен), избрали коня символом солнца, ибо, по их представлениям, самому быстрому светилу на земле (смена дня и ночи) должно было соответствовать самое быстроногое на земле животное. Видимо, поэтому в парфянском изобразительном искусстве популярны изображения “крылатых” коней. В древнем Парфянском царстве изображение Пегаса часто встречается на керамических сосудах и монетах ряда правителей.

Образ “крылатого” коня присутствует и в туркменских народных дестанах. Например, в дестане “Говхер-гыз и Ширалы-бек”, когда у Ширалы пал его конь, появляется незнакомец, который помогает герою. “Со стороны восхода солнца появился конь с поводьями, закинутыми за луку седла, резвый, словно борзая собака. Вся сбруя на коне блестела на солнце так, что слепило глаза. Человек взял коня за повод, подвел его к Ширалы и сказал: “Сынок, раз твой конь пал в пути, я даю тебе этого коня. Даже если ты верхом на нем объедешь весь мир, то и тогда он не утомится. Его зовут Гушганат — Птицекрылый”. Туркменский богатырь Героглы говорил также о своем коне Гырате: “Хочу рассказать я тебе, отец, через реку Амударью прыгнул Гырат. Видно, Бог его поддержал — как на крыльях перелетел Гырат”. В различных версиях эпоса “Героглы” Гырат и его брат Дурат выращены в конюшне без света. В одной из версий, по оплошности Героглы, луч солнца попал на коней, и у них перестали расти крылья.

Не случайно туркмены говорят, что ахалтекинские кони — лучшие кони в мире, произошли от небесных крылатых коней. У туркмен существует также целый ряд легенд, рассказывающих о том, что кони ахалтекинской породы ведут свое происхождение от дикой “морской” лошади. Указание на “морское” происхождение туркменских коней не противоречит сказаниям об их происхождении от “крылатых” скакунов.

Так, арабский географ IX в. Ибн Хордадбех прямо указывал на то, что в горах Туркменистана существовал источник, из которого всякий раз, когда табун лошадей пригоняли к водопою, появлялся необыкновенный конь.

Прошло некоторое время, и у кобылиц родились жеребята “крупные, превосходные, красивые станом. И поймали арканом одного из жеребят и, оседлав его, объездили. И он точно летал между небом и землей, послушный узде, легкий в беге”. Позднее местные легенды выводят происхождение ахалтекинцев от тысячи “крылатых морских” аргамаков, пойманных и прирученных пророком Сулейманом (библейский Соломон).

Автор XIII века Шариф Мухаммед Мубаракшах приводит следующее сказание: “Во времена Сулеймана, да будет мир над ним, существовала тысяча необъезженных лошадей, которые летали над Вселенной и паслись на лучших лугах. И был пресный водоем, куда они каждый день спускались на водопой. Сулейману рассказали об этом. Он послал тысячу злых дэвов, чтобы поймали этих лошадей и привели к нему. Однако это не удалось. Дэвы посоветовались и решили: им надо опустошить водоем с пресной водой и заполнить его виноградным вином, чтобы лошади опьянели. Так и поступили. Послали тысячу дэвов, каждый взял за гриву лошадь и привел к Сулейману. А тот, любя лошадей, занимался ими до заката. Когда он очнулся, то обнаружил, что пропустил время полуденного намаза. Тогда он велел перерезать жилы у лошадей и убить их. Подобным образом убили до семисот лошадей. Прибыл Джабраил, да будет мир над ним, и сказал: “О, Сулейман, прекрати убивать этих животных, так как Всевышний пришлет для тебя солнце, чтобы ты совершил полуденный намаз вовремя”. Вот как об этом сказано в Священном Коране: “Верните их ко мне! И начал он их поглаживать по голеням и шеям” (Коран, сура 38, аят 33). Когда Сулейман, да будет мир над ним, перестал убивать лошадей, Аллах, да будет он могущественным и великим, возвратил солнце, чтобы тот совершил полуденный намаз. Затем Сулейман попросил Всевышнего, чтобы он забралу лошадей оставшиеся крылья”.

Этому сказанию созвучно предание, записанное у туркмен анонимным персидским автором XIII века, который в труде “Чудеса мира” (“Аджа-ибад-дунйа”) отмечает: “Лошадь - животное изысканное. До Адамова рождения было время, когда миром владели лошади. У них было по два крыла. Когда появился Адам, мир ему, лошади бежали с моря. Сулейман, мир ему, просил их выйти из моря, на что они отвечали: “Мы выйдем из моря при условии, если на нас не будут садиться женщины”. Когда же они вышли (из моря), женщины сели на них, и кони спрятали свои крылья”.

Сюжеты о “небесных” и “морских” конях туркмен проникли даже в Китай. Китайская летопись “Ханьшуиньи” рассказывает, что в Средней Азии есть высокая гора, “...на ней водятся лошади, которых нельзя поймать. Поэтому берут пятицветную матку и помещают внизу горы; от случки с небесными лошадьми рождаются жеребята с кровавым потом. По этому признаку называют их детищами небесных лошадей”. Другой китайский источник красочно расписывает лошадей “драконовой породы”: “Как-то из Хорасана пригнали табун кобылиц, которых каждый год по зимнему льду перегоняли на остров Кукунор; через год все они приносили от морского коня черно-белых жеребят, называемых “лунчжун” (порода дракона), из которых вырастали удивительные скакуны. Все эти сюжеты похожи на рассказы о чудесном коне Гырате в туркменском эпосе “Героглы”. Ведь, несмотря на то, что Гырат - “летающий конь”, он происходил из породы “морских” скакунов. Когда Героглы пас лошадей, он увидел, что одну из кобылиц покрыл конь, вышедший из реки. Он приметил эту кобылицу. Позднее герой случает кобылу с “крылатым” конем Араб-Рейхана. От них и рождается Гырат.

До сих пор, согласно народным представлениям, покровителем лошадей (аты пири) считается Дульдульбаба (Дульдульата), который имел крылатого коня Дульдуля - прародителя туркменских аргамаков. Дульдуль, как гласят древние предания, в трудные минуты нередко выручал своего хозяина, перелетая через горы и реки. Видимо, образ Дульдульбаба тесно связан с мифологизированным образом двоюродного брата и зятя пророка богатыря Али.

Согласно туркменским легендам, Али каждый раз совершал путешествие в Мекку для совершения молитвы. При этом Али на своем крылатом коне перепрыгивал через Амударью. Но однажды Дульдуль, прыгая, зацепился передними ногами за берег, в то время, как его задние ноги повисли над водой. Это место, где запечатлены следы копыт легендарного коня, в народе называют “Дульдуль атлаган”, куда до сих пор люди совершают паломничество.

Другая легенда повествует о том, как хезрет Али обратился к группе людей, перемалывающих зерно, с просьбой накормить Дульдуля. А те в ответ на его просьбу насыпали в торбу не зерно, а камешки. За это Али их самих превратил в камни, которые до сих пор находятся в том самом месте, где, как считает народная молва, происходили события, описываемые в легенде, и которое почитается как святое. Примечательно, что различного рода “отпечатки копыт” Дульдуля, конские “кормушки” и “приколы” до сих пор, согласно поверьям, можно встретить в различных уголках Туркменистана.

У жителей Лебапского велаята бытуют предания о сказочном коне Дульдуле, с которым связано возникновение городища Ходжа-Идат-Кала. В Дашогузском велаяте недалеко от мазара Исмамут-ата, что расположен на границе оазиса и пустыни, местные аксакалы могут указать на дерево, к которому “хезрет Али привязывал своего Дульдуля”.


Одним из самых популярных объектов из местных сказаний о крылатом коне является “камень Дульдуля” “Дульдуль дашы”, что находится в окрестностях села Багир Ахалского велаята. Это — серый камень высотой в 4 метра, имеет на вершине круглое отверстие глубиной 10 см и диаметром 2 см. По преданию, именно в это отверстие вбивал кол святой Али, привязывая своего коня, чтобы совершить молитву или отдохнуть. Считалось, что если провести больных жеребят вокруг камня Дульдуля, то они исцеляются. А в некоторых случаях этот камень помогал выздоравливать и людям.

Следует отметить, что в сюжетах более поздних легенд о хезрете Али, распространенных в Дашогузском велаяте, появляется еще один персонаж - некий Гамбар, служивший у Али конюшим и ухаживавший за Дульдулем. Со временем Гамбара стали воспринимать как покровителя коней и коневодства. Однако следует оговорить, что в сказаниях определенной части туркмен этому персонажу отводилась роль покровителя музыки и пения, а также создателя дутара, причем связь с Дульдулем не обнаруживается.

Совершенно очевидно, что мифы о волшебном Дульдуле возникли в доисламский период, в сюжетах которых ярко выражен местный культ, связанный с древними традициями коневодства. Нетрудно заметить сходство легенд об Али и его Дульдуле с героем сакского эпоса Рустемом и конем Рахшем, а также с туркменским героем Героглы и его верным конем Гыратом.

Какое древнее божество скрывается за образом Дульдульбаба - трудно сказать. Туркмены в честь него устраивали жертвоприношения и обращались к нему с молитвой при болезни домашнего скота. Известно и то, что в свое время туркменские наездники, молясь, читали определенные суры из Корана и тут же просили Дульдульбаба оказать им покровительство во время скачек. Можно с определенной точностью сказать, что на образ хезрета Али (как известно, никогда не бывавшего в Средней Азии), повлиял местный мифический прототип, утративший имя в результате персонификации его с известной мусульманской личностью после принятия туркменами ислама. Этот образ божества с крылатым конем имеет древние корни и уводит нас в толщу тысячелетий.

Легенды о “небесных” и “морских” конях, от которых, якобы, ведут происхождение удивительные ахалтекинцы, а также сказания о героях-богатырях, владеющих “крылатыми” конями, — все это отголоски богатой мифологии туркмен — потомков первых в мире коневодов.

О.Гундогдыев профессор, ведущий научный сотрудник Государственного института культурного наследия народов Туркменистана и стран Востока при Президенте Туркменистана.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Astra
Модератор
avatar

Женщина Дата регистрации : 2006-07-22

СообщениеТема: Re: Кони туркмен   21.01.07 18:36

АХАЛТЕКИНСКИЕ СКАКУНЫ – САМА ИСТОРИЯ ТУРКМЕН

В последнее воскресенье апреля в Туркменистане отмечается один из самых почитаемых национальных праздников - День скакуна. Ахалтекинский конь, который издревле является символом чести и достоинства, заслуженно считается вечным спутником туркмен. По свидетельствам историков и специалистов ахалтекинская порода является первой в исторической цепочке развития мирового коневодства.

Вся история народа за тысячи лет существования неразрывно связана с этими прекрасными созданиями. Порода эта совершенствовалась усилиями многих и многих поколений. Редчайшие по красоте, стати, грации, ахалтекинские кони, несомненно, могут именоваться живыми произведениями искусства. Но это не просто декоративные создания. Отличительная черта этой породы исключительная выносливость и отменная скорость. Эти качества сослужили не малую пользу предкам туркмен еще в древние времена. Так, к примеру, в 53 году до н.э. мощная римская армия под командованием Красса, мечтавшего о славе Александра Македонского, была наголову разбита Парфянами, (столица Парфии - Ниса - находится в нескольких минутах езды от Ашхабада) а сам Красс был убит. Победа парфян была достигнута благодаря исключительно кавалерии, на быстрых конях они изматывали противника беспрерывными атаками, уничтожая одну римскую часть за другой.

В течение столетий нет путешественников, которые, побывав в Туркмении, не восхищались бы ахалтекинскими скакунами. Одним из самых больших праздников для туркмен во все времена являются скачки. В былые времена главным соревнованием были забеги скакунов с западных районов страны до местечка Геоктепе. Протяженность дистанции равнялась, примерно, 200 километрам. Победитель в качестве приза получал множество верблюдов. Но главным был не сам приз, выше всего ценилась слава скакуна, пришедшего первым, а это большой авторитет для владельца коня. Каждый туркмен, как правило, имел скакуна. Но даже самые зажиточные люди не имели больше 3-4 коней. Это связано с тем, что каждый уважающий себя владелец жеребца лелеял и ухаживал за ним лично, чтобы добиться полной духовной гармонии со своим подопечным, а этого нельзя добиться, имея лошадей табунами.

Конь для туркмена исконно был как член семьи. Отличительная черта ахалтекинской породы – необычайная смышленность. В народе не зря говорят: «Конь читает мысли хозяина по глазам». Эта черта особенно важна была в сражениях, конь всегда чувствовал и предвидел желание наездника и это в немалой степени способствовало успеху боя. Туркмены всегда знали: случись даже непредвиденное, он не останется лежать раненным на поле боя, его конь всегда будет рядом готовый в любую минуту помочь. Наверное, и это – одна из причин, почему хозяева ценили своих скакунов выше всяких богатств.

В качестве примера можем привести еще один исторический факт. После завоевания Хивинского ханства Царское правительство наложило огромную контрибуцию на проживающие там туркменские племена. То, что такие непомерные суммы выплатить нереально, знали и царские чиновники и поэтому дали разрешение расплачиваться различным добром, в том числе и живностью. Царским офицерам очень хотелось иметь ахалтекинских коней, и они надеялись таким образом заполучить их. Но туркмены отдали всю имеющуюся наличность и весь домашний скот, когда и этого не хватило, женщины сдали все свои ювелирные украшения из золота и серебра. Даже оставшись в полной нищете, они не отдали ни одного ахалтекинского коня.

В народе говорят: «Потерять коня - потерять честь». И, конечно, ничего нет удивительного в том, что после обретения независимости в центре государственного герба был помещен силуэт коня – ахалтекинца. Символично также, что в 1999 году на Первом Чемпионате Мира среди скакунов ахалтекинской породы, который состоялся в Москве, победил туркменский конь Янардаг, который теперь изображен в новой редакции герба Независимого Туркменистана.

Какамурат АННАГЕЛЬДЫЕВ.
Журналист.
Ашхабад.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Спонсируемый контент




СообщениеТема: Re: Кони туркмен   

Вернуться к началу Перейти вниз
 
Кони туркмен
Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Infoabad :: Наш Туркменистан :: Все о Туркменистане-
Перейти: