Infoabad

Лучший форум делового и личного общения туркменистанцев (Ашхабад)
 
ФорумФорум  ГалереяГалерея  ЧаВоЧаВо  ПоискПоиск  РегистрацияРегистрация  ПользователиПользователи  ГруппыГруппы  Вход  
Форум Infoabad возродился на более высоком качественном уровне по адресу infoabad.com
Теперь это ашхабадский городской информационный портал плюс локальная социальная сеть.
Добро пожаловать на сайт infoabad.com !

Поделиться | 
 

 Деятели русской культуры в Туркменистане

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
АвторСообщение
Николай ГОЛОВКИН
Постоянный собеседник
Постоянный собеседник
avatar

Мужчина Дата регистрации : 2007-01-21

СообщениеТема: Деятели русской культуры в Туркменистане   24.01.07 17:27

23 января мы проводили в Москве в последний путь замечательную русскую художницу Марию Павловну Радимову (1915-2007).
Мария Павловна - дочь известного русского художника и поэта Павла Александровича Радимова, который в 1930-е (тогда она приезжала с ним) и в 1950-е годы приезжал в Туркменистан.
Во время двух своих посещений Павел Адександрович объездил весь наш край, посвятил ему много картин и стихотворений.
Картины потом хранились в Государственном музее изобразительных искусств Туркменистана, а стихи включались в сборники, которые издавались в Москве.
Вечная память тем деятелям русской культуры, отобразивших с любовью Туркменистан в своем творчестве, которых, увы, уже нет с нами.
Николай Головкин,
член Союза писателей России
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Николай ГОЛОВКИН
Постоянный собеседник
Постоянный собеседник
avatar

Мужчина Дата регистрации : 2007-01-21

СообщениеТема: Деятели русской культуры в Туркменистане   25.01.07 7:02

"Голубые дали Азии" Василия Яна

Популярный среди разных поколений читателей СССР В.Ян любил повторять пожелание Саади:
«Тридцать лет я учился, тридцать лет странствовал и хотел бы тридцать лет писать!».
Примерно так, по словам сына писателя – Михаила Васильевича Янчевецкого, и получилось:
«Он прожил очень разнообразную и активную жизнь, которой одной могло бы хватить для нескольких иных биографий».
Исключительную роль в жизни и творчестве писателя сыграл среднеазиатский период, который стал поистине «кладовой впечатлений», своеобразной колыбелью рождения знаменитых исторических романов о «монгольском ура-гане» – «Чингиз –хан», «Батый», «К последнему морю».

Василий Янчевецкий родился в Киеве в 1875 году, юность провел в Ревеле (Таллине), где его отец, известный знаток классической древности, историк и переводчик, был директором мужской гимназии. От него будущий писатель унаследовал любовь к истории. По воспоминаниям В. Яна, отец был перево-дчиком многих греческих авторов: Ксенофонта, Геродота, а также Гомера, ко-торого несмотря на переводы Гнедича и Жуковского, переводивших с немецко-го, он самостоятельно перевел прямо с подлинника. Именно знаменитая «Одиссея» Гомера была в детстве самой любимой книгой Василия Янчевецкого и во многом определила его жизнь. Писатель-романтик признается, что приключе-ния смелого и хитроумного Одиссея вызывали в нем желание путешествий и скитаний по свету.
«...13-летним мальчиком я даже бежал однажды на корабле, в надежде увидеть сказочные далекие страны, но был пойман и водворен обратно, дав слово родителям не пускаться более ни в какие странствия, не получив высшего обра-зования», – читаем в воспоминаниях писателя.
Но страсть к путешествиям у юноши осталась. Когда Василий Янчевецкий окончил в 1897 году историко-филологический факультет Петербургского университета, эта страсть «вспыхнула с новой силой, увлекая к далеким горизон-там, в неведомые страны», где он мечтал «увидеть необычайных людей».
«Я решил выполнить свою давнишнюю мечту – отправиться бродить пешком по России, изучая фольклор, быт, язык и нравы народа»,
В крестьянской одежде, с котомкой за плечами он «бродил по России два года, побывал во многих губерниях».
«Я видел множество удивительно интересных людей и тут я изучил простой русский народ, я понял его душу, его щедрость, его терпение».
Свои путевые заметки Янчевецкий посылал в газеты и скромный гонорар за них помогал ему продолжать скитания.
Результатом «хождения по Руси» явилась книга «Записки пешехода» (1901). И все же Василий Григорьевич пока не думает полностью посвятить себя писательскому труду. Перед выходом своей первой книги он успевает совершить еще одно путешествие – «чтобы увидеть Европу». В 1899-1900 годах Василий Янчевецкий работает корреспондентом Петербургской газеты «Новое Время» и «Ревельских известий» в Англии. Южную часть Туманного Альбиона он объехал на велосипеде. «В Лондоне, – вспоминал писатель, – я работал в замечательной библиотеке Британского Музея и там впервые читал запрещенные в то время сочинения Герцена. Тоска по Родине заставила меня вернуться, но вскоре я предпринял новое путешествие, на этот раз на Восток, в Среднюю Азию».

Поездке на Восток предшествовало письмо, которое Василий Янчевецкий получил в Лондоне от своего старшего брата Дмитрия, уже известного востоковеда-журналиста. Он советовал ему заняться изучением Азии, предлагал свою помощь. И вот в конце 1901 года страстный романтик и путешественник, вернувшись в Россию, выезжает поездом в Баку, а оттуда пароходом в Красноводск. Спустя почти полвека писатель так опишет эту первую встречу с Закас-пием, где были задуманы ( и частично осуществлены) его новые и, может быть, самые важные в жизни путешествия – по «Голубым далям Азии»:
«Меня поразили необычайно нежные тона песчаных отмелей, пологих гор и моря – светло-розовые и бирюзовые... Близ скалистого берега плыли узкие черные рыбачьи лодки под ромбической формы парусами... Пароход причалил в Красноводске, бывшем тогда совсем небольшим поселением. У лавок стояли, держа на поводу коней, туркмены в красных полосатых халатах и очень высоких мохнатых папахах... Поезд медленно повез меня мимо невысоких гор... Стоя на площадке вагона, я то смотрел на лиловые тени гор, то не мог оторвать взгляда от разворачивавшейся с другой стороны поезда бескрайней панорамы пустыни...»

Он встретил новый 1902 год в Асхабаде (ныне столица Туркменистана – Ашхабад, где одна из улиц носит имя писателя). 14 января поступил на службу в администрацию начальника области генерал-лейтенанта Д. И. Суботича. Вот так описывает Василий Григорьевич центр Закаспийской области:
«Это был маленький, чистенький городок, состоявший из множества глиняных домиков, окруженных фруктовыми садами, с прямыми улицами, распланированными рукой военного инженера, обсаженными стройными тополями, каштанами и белой акацией. Тротуаров, в современном понятии, не было, а вдоль улиц, от-деляя проезжую часть от пешеходных дорожек, журчали арыки, прозрачная вода стекала в них с гор...
Городок был одноэтажный. После нескольких землетрясений было запрещено строить иные здания, кроме одноэтажных самого легкого типа, и единственным двухэтажным зданием был городской музей. Городок просыпался и засыпал по сигналам, доносившимся из крепости. На рассвете и на закате солнца в тихом воздухе слышались звуки трубы, игравшей зорю, и протяжные голоса солдат, певших утреннюю и вечернюю молитвы.
Население городка было невеликим. Всякий желавший надолго обосноваться в Асхабаде просил о предоставлении ему земельного участка, выдававшегося из числа нарезаемых в направлении селения Кеши, и обычно получал также ссуду на постройку».

Василий Янчевецкий был «допущен к исправлению должности младшего чиновника особых поручений при начальнике Закаспийской области», «с утверждением в чине губернского секретаря». Он также был «смотрителем колодцев в песчаных степях», что дало ему возможность объездить весь этот край. Так началась среднеазиатская одиссея будущего известного русского писателя – исторического романиста.
«Приобретя выносливого туркменского жеребца, я на нем совершал трудные, но увлекательные путешествия, – сперва через Каракумские песчаные пустыни в Хиву и Бухару, а затем в Северную Персию, вдоль афганской границы, через Сеистан и Белуджистан, доехав до границ Индии».
Из воспоминаний В. Яна следует, что Закаспий, конечно же, не стал для него тихой гаванью. Поразительная любознательность, страсть к путешествиям, желание глубже постигнуть «загадочный Восток» заставляет его предпринять опасные путешествия за пределы Закаспийской области, нередко сопряженные с риском для жизни. Так, «командированный начальником области к Хивинским владениям для научно-статистических исследований» этот смелый, отважный и благородный человек решает отправиться туда без конвоя, в сопровождении только одного путника – урядника туркменского дивизиона, старого и опытного Шах-Назара Карабекова.
«От большого конвоя прошу меня освободить, – писал он в январе 1903 года генерал-лейтенанту Д. И. Суботичу, – так как следуемых мне прогонных совершенно недостаточно для довольствия большого каравана... будучи опытным в утомительных и опасных путешествиях я не боюсь могущих встретиться препятствий, однако, я не могу взять на себя ответственность за безопасность назначенного неопытного конвоя».
К этому времени чиновник Василий Янчевецкий уже пользовался авторитетом не только у администрации Закаспийской области и Туркестанского края, но и некоторых восточных владык. В 1902 году эмиром Бухарским ему был «пожалован» орден Бухарской золотой звезды III степени. Сам факт награждения этим орденом будущего писателя В. Яна оказался весьма символичным: конечно, восточный деспот «благородной» Бухары, жалуя эту высокую награду молодому русскому чиновнику, не мог даже подозревать, что перед ним человек, который через четыре десятилетия станет известным советским писателем, лауреатом Государственной премии СССР. И не подозревал «гостеприимный» эмир Бухарский, «осчастлививший» чиновника Василия Янчевецкого орденом, что в своих романах о монгольском нашествии писатель В.Ян воссоздаст трагические события того периода, происходившие в древней Бухаре, и придаст облику хорезмшаха Мухаммеда его, эмира Бухарского, черты.
Путешествие Василия Янчевецкого в марте 1903 года к «хивинским владениям» прошло успешно: преодолев пустыню, они с Шах-Назаром достигли Хивы, осмотрели древний город, еще живший по законам средневековья, были «допущены» к владыке Хивинского ханства и его наследнику. Впоследствии писатель В. Ян не раз будет подчеркивать важность того «жизненного материала», который дали ему «одни из последних оплотов средневековья в ХХ столетии» – Бухара и Хива.
Но бесстрашный путешественник по Средней Азии мечтал о большем. Его влекут Персия, Афганистан, Индия. И военный Министр России генерал А.Н.Куропаткин (бывший начальник Закаспийской области) в ответ на хода-тайства начальника Закаспийской области генерала Д. И. Суботича и Турке-станского генерал-губернатора Н. А. Иванова дает согласие на это путешествие. В декабре 1902 года из Петербурга в Асхабад от него поступает такая телеграмма: «На поездку на свой страх Янчевецкого согласен».

Однако обстоятельства, в том числе и назначение новым начальником За-каспийской области генерала Уссаковского, отодвинули почти на год осуществление смелых планов чиновника Янчевецкого и видоизменили их. Только в августе 1903 года Василий Янчевецкий принял решение – совершить совместно с Эл. Хэнтингтоном, членом прибывшей в Асхабад американской геологической экспедиции Помпелли, научное путешествие в Персию, и уже оттуда (это облегчало его задачу) попытаться проникнуть в Афганистан вблизи Сеистана. Начатое в ноябре 1903 года из Серахса, путешествие по Северо-Восточной Персии продолжалось более трех месяцев.
Путешественники продвигались по следам древних погибших цивилизаций и нашествий великих завоевателей – Александра Македонского, Чингиз-хана, Тимура. Но дойдя до границ Индии, экспедиция не смогла проникнуть в эту загадочную страну: не пустили англичане. Не удался и замысел попасть из Персии в Афганистан. Янчевецкий и его спутники проехали лишь вдоль персидско-афганской границы. В воспоминаниях В. Яна можно встретить много интересных сведений об этой экспедиции.
«... пересекая восточный угол великой персидской соляной пустыни Деште-Лут, что значит «Лютая пустыня», я был поражен обилием развалин селений и городов. В них не было ни одного жителя. Изредка только попадались кочевья арабов и белуджей, черные шерстяные шатры, похожие на распластанные крылья летучих мышей. По склонам пустынных гор паслись стада баранов и коз». «Однажды вечером, во время остановки, задумчивый седобородый пастух, опираясь на длинный посох,... так объяснял мне причину множества развалин:
– Ты не думай, ференги, что всегда у нас было так пусто и печально. Раньше наша страна была богатой и многолюдной. С гор в ущелья стекали чистые холодные ручьи, орошая посевы и сады счастливых мирных жителей, процветали ремесла искусных мастеров... Но через эти земли прошли ненасытные жадные завоеватели и все залили кровью убитых мирных скотоводов и землепашцев. От горя и ужаса, напитанная кровью земля, сморщилась и высохла. От пролитых слез вдовиц и детей она стала соленой...»
В марте 1904 года, после возвращения в Асхабад, Василий Янчевецкий написал отчет по итогам экспедиции, представленный в штаб Туркестанского военного округа.
И вновь обратимся к воспоминаниям писателя:
«Тогда же зародилась впервые идея написать повести о монгольском урагане, пронесшемся над Азией, нашей Русью и Европой и грозившем гибелью всей мировой культуре... и о более древнем периоде – вторжении в Персию и Индию Искандера Двурогого (Александра Македонского)».

В 1932 году в издательстве «Молодая гвардия» вышла повесть В. Яна «Огни на курганах». В отличие от исторической традиции – в течение двух тысячелетий имя Александра Македонского «окружалось всевозможными легендами и ореолом необычайного величия и благородства» – писатель показывает его впервые таким, «каким он был в действительности – разрушителем городов, истребителем мирного населения целых районов».
Идею романа «Чингиз-хан» (опубликован в 1939 году, в 1941 – «Батый», в 1955, через год после смерти писателя, – «К последнему морю») В. Ян предложил «Молодой гвардии» 15 августа 1934 года, а уже 20 августа, подписав договор с издательством, он «связался с великим потрясателем Азии на много лет...»
Конечно, не просто было создать образ «гениального неграмотного дикаря, не умевшего подписать свое имя, создателя величайшей кочевой империи от Тихого Океана до берегов Днепра, прикладывавшего к письмам и документам золотую печать, на которой стояло «Бог на небе. Ха-хан – могущество божье на земле. Печать владыки человечества». Не обошлось без мистики, как признается сам В.Ян «... я увидел Чингиз-хана во сне. Мне приснилось, что он сидит при входе в свою юрту богатого кочевника, разукрашенную коврами и пестрыми дорожками. Он сидел на левой пятке, руками схватив правое колено. Пригласил меня сесть рядом и мы стали беседовать. Неожиданно он предложил мне с ним побороться.
– Ты же меня сильнее?
– А мы попробуем, – ответил он спокойно.
Мы начали бороться в «обнимку», по-русски, переступая с ноги на ногу. И вдруг я почувствовал, что он могучими объятьями начинает гнуть мне спину и сейчас переломит хребет. «Что делать? Как спастись? – подумал я во сне. – Ведь сейчас будет мой конец, смерть, темнота?».
Но счастливая мысль осенила меня: «Я перехитрю его. Ведь это только сон и мне нужно как можно скорее проснуться». Я сделал усилие и проснулся.
С этой минуты образ Чингиз-хана стал для меня живым. Тогда же я начал писать сонет, но у меня вышли только четыре первых строчки:
Вчера во сне я видел Чингиз-хана:
Он мне хотел переломить хребет...
Но такова уж, видно, доля Яна:
Я все живу, а Чингиз-хана нет».

Вот уже более полувека, как окончил свой земной путь Василий Григорьевич Янчевецкий – В. Ян, а его книги продолжают волновать сердца миллионов российских читателей, переведены на многие языки мира. И каждый раз, когда мы открываем их – впервые или вновь! – как бы звучит голос писателя:
«Я считаю, что прошлое и настоящее связано крепкими узами, и в великих событиях прошлого можно найти очень много аналогичного и поучительного, которое будет созвучно нынешней эпохе».

Многие из Вас, конечно же читали и любят книги писателя-историка В. Яна (Василия Григорьевича Янчевецкого).
Может быть, у кого-то есть фотографии В.Яна в Асхабаде и Закаспии? Порадуйте нас всех, форумчан, пожалуйста!


Ссылка по теме - повесть В.Яна "Голубые дали Азии":
http://allbest.ru/library/texts/ist/yan7/book.html

Николай Головкин,
член Союза писателей России
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Николай ГОЛОВКИН
Постоянный собеседник
Постоянный собеседник
avatar

Мужчина Дата регистрации : 2007-01-21

СообщениеТема: Re: Деятели русской культуры в Туркменистане   15.08.09 5:55

«Страна, мне издавна родная…»
(заметки публициста)

16.11.2008


В Ашхабаде почти еженедельно проходят деловые встречи и форумы с участием России. Российско-туркменский диалог в политической, экономической и культурной сферах получил в последнее время новый импульс. У меня к такому повороту событий – свое, доброе отношение.
***

Моя судьба связана с Туркменистаном. Я здесь родился, учился. Представители нашей семьи живут на территории Туркестана со второй половины XIX века. И по отцовской, и по материнской линии у меня старомосковские корни, но мой прапрадед по материнской линии Виктор Юлианович Мединский был генерал-губернатором Ташкента, потом Самарканда. Так же, как и он, честно служили Отечеству все его 13 детей – пять сыновей и восемь дочерей.

Прапрадед был поляком по происхождению, а по вере – католиком. Прапрабабушка Наталья Адольфовна была шведкой, лютеранкой. Всех детей они крестили в православной вере. По семейному преданию, однажды император Александр III предложил генералу Мединскому быть военным министром России. А тот с достоинством ответил: «Каким же я буду верным слугой Вашему Императорскому Величеству, если изменю своей вере…».

С одной стороны, он был по-настоящему верующий человек. С другой – не карьерист. Поэтому остался в католичестве, не приняв православие ради высокого государственного поста и жизни при дворе в столице империи.

Так Виктор Юлианович и остался до конца своих дней в Туркестане. И покоится в этой земле – скончался в 1908-м, 100 лет назад. Его надгробие с беломраморным ангелом, несмотря на все лихолетья, уцелело на русском кладбище в Самарканде.

В нашей семье сохранилась и фотография Виктора Юлиановича. Люблю смотреть на нее. Мужественное, открытое лицо… Спасибо прабабушке Анне Кирилловне Мединской (Пенской), бабушке Ольге Константиновне Ершовой (Мединской), маме Евгении Николаевне Ершовой, которые не побоялись хранить эту семейную реликвию. А ведь на протяжении многих и многих лет за такую семейную реликвию – прапрадед сфотографирован в военном мундире с наградным крестом на груди! – могли и расстрелять, и посадить, и сослать… Тем более, что старший из детей Виктора Юлиановича – Константин Викторович, тоже офицер царской армии, начальник Кокандского уезда, от которого идет наша линия, был расстрелян в 1921-м.

Итак, я – туркестанец, туркменистанец уже в пятом поколении. И продолжаю ощущать себя им. Хотя уже много лет живу в Москве.

В марте 2008 года моему отцу Алексею Владимировичу Головкину (1918, Москва – 1992, Ашхабад), бывшему начальнику Главного архивного управления при Совете Министров Туркменской ССР, исполнилось бы 90 лет. Он выпускник легендарного московского вуза – института философии, литературы, истории (ИФЛИ, в 1942 году слился с МГУ во время эвакуации в Ашхабад), откуда вышли многие известные советские писатели, литературоведы, искусствоведы, историки.

Отца командировали из Москвы в Ашхабад на год после катастрофического землетрясения 1948 года для «спасения архивного фонда». Здесь отец встретил свою судьбу – мою маму Евгению Николаевну Ершову, дочь москвича и потомственной жительницы Средней Азии, ныне известного в Туркменистане педагога, ветерана Туркменского государственного университета, профессора, доктора педагогических наук.

Одним словом, отец остался жить и работать в Туркменистане. Среди его заслуг как руководителя архивного дела в Туркменистане во второй половине XX века – строительство современных архивохранилищ в Ашхабаде и во всех областных центрах. Он автор ряда книг по истории Туркменистана, культурному диалогу наших народов, педагог – подготовил на истфаке Туркменского государственного университета много национальных кадров. В 1988 году, в год 40-й годовщины ашхабадского землетрясения, отцу было присвоено звание почетного гражданина Ашхабада, чем я, все мои родные и близкие очень гордимся.

Поэтому я с радостью принял приглашение посетить мой родной Ашхабад, где последний раз был в феврале 2002 года на праздновании Дня Государственного Флага. Тогда приезжал в составе группы российских журналистов по приглашению Посольства Туркменистана в России.

Теперь в составе группы российских писателей был приглашен Туркменской государственной издательской службой и московским Фондом социально-экономических и интеллектуальных программ (президент – С.А.Филатов) на Третью Международную выставку издательской продукции и Международную книжную ярмарку, которая проходила в октябре в Ашхабаде.
***

Многое всколыхнулось в моей душе, когда летел в Ашхабад. Вспомнил и свои студенческие годы. Когда учился на факультете русской филологии Туркменского государственного университета имени Горького, присутствовал на вечерах дружбы в актовом зале с участием туркменских и местных русских писателей. Часто приезжали и поэты, и прозаики из Москвы и союзных республик.

Вспомнил и свои поездки по Туркменистану. В 1970-1980-е годы, когда работал в Министерстве культуры Туркменской ССР, вместе с творческими бригадами – участниками Дней литературы и искусства России в Туркменистане, довелось поездить по республике, самым ее отдаленным уголкам.

Вспомнил и личный творческий опыт. В литературной редакции Туркменского радио опять-таки объездил весь Туркменистан. Мне довелось подготовить передачи о жизни и творчестве великого туркменского поэта Махткумкули, а также Зелили, Сейди, других классиков туркменской литературы, побывав в их родных местах. А сколько было публикаций о духовном наследии туркменского народа в годы работы в Туркмен Пресс в середине 1990-х!

В этот раз в составе российской делегации была большая группа поэтов, прозаиков, литературных критиков, переводчиков из Москвы – Сергей Есин, Кирилл Ковальджи, Иван Голубничий, Андрей Волос…

Главная тема наших выступлений на выставке-ярмарке, в российско-туркменской школе имени А.С.Пушкина, Туркменском государственном университете, Национальной библиотеке – Россия и Туркменистан: диалог литератур, культур, языков, судеб в XIX-XXI веках. И везде нас с живым интересом слушали. Слушали люди разного возраста и разных национальностей. По этим аудиториям чувствовалось, что людям нужны такие «культурные бригады» из России. Великая русская культура, на которой воспитывалось в Туркменистане ни одно поколение людей, оказалась вновь востребованной сегодня.
***

«Страна, мне издавна родная!» Так писал о Туркменистане русский советский поэт и художник Павел Радимов (1887-1967), который дважды – в 1930-е и 1950-е годы – совершил творческие поездки по Туркменистану и посвятил его истории и новой жизни много замечательных стихотворений и картин.

Как горы, высятся барханы.

Какой простор, и тишь какая!

Тебя любить я не устану,

Страна, мне издавна родная…

И в прошлом, далеком и не очень, и в настоящем, и в будущем для России, для нас, русских людей, Туркменистан привлекателен в первую очередь древнейшей историей, самобытной литературой, культурой. И личностями туркменских поэтов, музыкантов, мастеров народного искусства… Соприкосновение с этим удивительным миром всегда находило яркий отклик в русской душе.

Об этом свидетельствует на протяжении столетий наш диалог литератур, культур, языков, судеб, в результате которого появились произведения русских писателей о Туркменистане и русская литература в Туркменистане, а также переводы на русский язык классической туркменской поэзии, произведений туркменских советских писателей, очерково-документальных книг путешественников о Туркменистане.

Примеров – несть числа. В 1863 году венгерский путешественник Арминий Вамбери в одежде дервиша первым из европейцев совершил «поездки из Тегерана через Туркменскую степь по восточному берегу Каспийского моря в Хиву, Бухару и Самарканд». В результате появилась его знаменитая книга «Путешествие по Средней Азии». Первое издание этой книги вышло на английском языке в Лондоне в 1864 году. А уже через год, в 1865 году, книга была переведена на русский и издана в Петербурге. Тогда впервые в России узнали о великом туркменском поэте Махтумкули, сведения о котором приводит Вамбери в своей книге.

В конце XIX-начале XX века в Казани в переводе на русский печатали эпос «Горкут-ата», другие жемчужины туркменской литературы. В 1902 году профессор Александр Самойлович преподавал в Петербургском университете туркменскую литературу и язык.

_______________________

ГОЛОВКИН Николай Алексеевич - член Союза писателей России.


(продолжение следует)




Источник:
http://www.fondsk.ru/print.php?id=1747
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Николай ГОЛОВКИН
Постоянный собеседник
Постоянный собеседник
avatar

Мужчина Дата регистрации : 2007-01-21

СообщениеТема: Re: Деятели русской культуры в Туркменистане   15.08.09 5:58

«Страна, мне издавна родная…»

"Страна, мне издавна родная…". Конечно же, говоря так о Туркменистане, я имею в виду многих и многих, кто переводил классическую туркменскую поэзию, произведения современных туркменских писателей: Георгий Шенгели, Марк Тарловский, Арсений Тарковский, Татьяна Стрешнева, Людмила Щипахина, Юрий Гордиенко…

Переводы Арсением Тарковским стихотворений Махтумкули получили высокую оценку – он лауреат Государственной премии Туркменской ССР имени Махтумкули. Вот ставший уже классическим перевод одного из самых известных стихотворений великого туркменского поэта:

…Единой семьею живут племена,

Для тоя расстелена скатерть одна,

Высокая доля отчизне дана,

И тает гранит пред войсками Туркмении.

…Здесь братство – обычай, и дружба – закон

Для славных родов и могучих племен,

И если на битву народ ополчен,

Трепещут враги пред сынами Туркмении.

***

«Страна, мне издавна родная…». Говоря так, я имею в виду многих и многих русских, российских мастеров слова, кто писал с любовью о Туркменистане, приезжая сюда в творческие командировки или живя и работая здесь некоторое время.

В конце XIX века читатели России зачитывались яркими очерками о новом Шелковом пути – Закаспийской железной дороге, которая строилась в то время. Она связала Туркменистан более надежным путем, нежели караванный, не только с центральной Россией, но и со всем миром. Писатель и художник Николай Каразин проиллюстрировал свои очерки прекрасными рисунками. Для петербургских журналов они писались им, бывшим военным, который вышел в отставку после ранения, не в тиши кабинета (как это сделал Жюль Верн, герой которого путешествует по Туркменистану по железной дороге), а непосредственно с места событий.

Среди разных поколений читателей СССР большой популярностью пользовался писатель-историк Василий Ян. Исключительную роль в жизни и творчестве писателя сыграла жизнь и работа в Асхабаде в начале XX века. Этот период стал поистине «кладовой впечатлений», своеобразной колыбелью рождения знаменитых исторических романов о «монгольском урагане» – «Чингиз-хан», «Батый», «К последнему морю», а также отразился в книге воспоминаний «Голубые дали Азии», где Василий Ян с любовью пишет о годах своей юности, проведенных в Асхабаде. В советские годы Ян часто приезжал в Туркменистан, тесно сотрудничал с Союзом писателей Туркменистана.

Традиции поездок по Туркменистану, которые закладывали Каразин, Ян, другие русские писатели были продолжены.

Летом 1930 года поездку по Туркменистану совершила бригада русских советских писателей: Всеволод Иванов, Леонид Леонов, Владимир Луговской, Николай Тихонов, Петр Павленко…

Через четыре года приехала вторая бригада писателей. Благодаря их прозе и стихам русский читатель узнал много нового об истории и нынешней жизни туркменского народа.

В годы Великой Отечественной войны в эвакуации в Ашхабаде находился ряд русских советских писателей, в частности, Юрий Олеша. Этот трудный период в жизни страны оставил след в их творчестве. Они также принимали участие в обсуждении новых произведений своих коллег в Союзе писателей Туркменистана, переводили стихи и прозу туркменских писателей. Об этом можно прочитать в очерке об Олеше старейшего русского писателя Туркменистана Александра Аборского. В писательском союзе он был долгие годы председателем русской секции, главным редактором литературного журнала «Ашхабад», в котором печатались как произведения местных русских и туркменских писателей (в переводах), так и их коллег из России.

Вспомним также такие книги о Туркменистане, как «Кара Бугаз» Константина Паустовского, «Джан» Андрея Платонова, «Ваш покорный слуга» (о жизни классика туркменской поэзии Кеминэ) Петра Скосырева, «Утоление жажды» (о строительстве в пятидесятые годы в Туркменистане Каракумского канала) Юрия Трифонова, «Землетрясение», «Змеелов» Лазаря Карелина…
***

«Страна, мне издавна родная…». Конечно же, я имею в виду и многих и многих русских писателей, кто жил здесь долгие годы, нередко всю свою жизнь.

Весомый вклад в наш диалог внесли такие русские и русскоязычные прозаики, как уже упомянутый мной Александр Аборский, Герой Советского Союза, лауреат Государственной премии СССР Владимир Карпов, Вячеслав и Таисия Курдицкие, Николай Данилов, Николай Золотарев, Николай Калинкович, Икар Пасевьев, Александр Карлюкевич, Владимир Пу, поэты Вадим Зубарев, Юрий Рябинин, Михаил Карпенко …

Многие туркменские и местные русские писатели работали в жанре исторического романа. Среди них – народный писатель Туркменистана, лауреат Государственной премии Туркменской ССР имени Махтумкули Валентин Рыбин, автор романов «Море согласия», «Государи и кочевники», «Перелом», которые рассказывают об истории зародившихся еще при Петре I русско-туркменских дружественных связей.
***

«Страна, мне издавна родная…». Для России гораздо важнее геополитического положения или богатейших сырьевых ресурсов Туркменистана дружественные связи двух наших народов. Отрадно, что в результате диалога Туркменистана и России вот уже много десятилетий, после окончания гражданской войны и иностранной военной интервенции, на древней туркменской земле царит мир! Мир межнациональный и межконфессиональный!

И в мечетях, и в православных храмах непрестанно возносится молитва о мире, о благоденствии этой древней земли.

Молился в эти дни и я. Молился на панихиде в Свято-Никольском храме, после которой разделил со своими земляками поминальную трапезу, организованную в небольшом, уютном церковном дворе. В нынешнем году исполнилось 60 лет со дня одной из самых страшных катастроф в мире – ашхабадского землетрясения 1948 года. В туркменской столице, где тогда проживало 150 тысяч человек, погибло две трети населения. Весь город лежал в руинах.

По заданию руководства Туркменистана цифру жертв трагедии по данным архивов Ашхабада и Москвы в свое время выявлял мой отец. Вновь провзучавшая в дни нашего пребывания в Ашхабаде, эта цифра потрясала до глубины души – 176 тысяч погибших в столице и окрестностях.

И еще потрясали постоянно показываемые по Туркменскому телевидению кадры хранящегося в Центральном государственном архиве Туркменистана некогда закрытого (для широкого показа!) документального фильма Романа Кармена. Он снял свой фильм по заданию Сталина в первые же дни после землетрясения.

Каждую свободную минуту беседовал в эти дни с мамой – старенькая уже, болеет, не выходит из дома… Мы, кажется, так и не смогли наговориться после долгой разлуки! А перед своим отъездом из Москвы написал стихотворение:

Ашхабаду поклонюсь.

И о близких помолюсь.

Улетает, словно птица,

Вдруг нахлынувшая грусть.

Здравствуй, древняя земля!

Здравствуй, отчина моя!

Помню я об Ашхабаде.

Помнят здесь ещё меня.

Здесь отца земной предел.

Мне в житейском море дел –

Лоция отца уроки.

Сколько в жизни он успел!

Вновь могу обнять я мать.

Столько нужно ей сказать!

Кто придумал расставанья?

Очень трудно уезжать.

Ашхабаду поклонюсь.

И о близких помолюсь.

Улетает, словно птица,

Вдруг нахлынувшая грусть.

Я, конечно же, поклонился и дорогим мне могилам – деда, бабушки, отца, которые покоятся на старом, возникшем в 80-х годах XIX века при основании Ашхабада (Асхабада), и на бывшем центральном кладбищах.

Встреча с родными здравствующими, и родными усопшими – самое дорогое, чем памятна для меня нынешняя поездка в Ашхабад.

_______________________

ГОЛОВКИН Николай Алексеевич - член Союза писателей России.


(продолжение следует)




Источник:
http://www.fondsk.ru/print.php?id=1747
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Николай ГОЛОВКИН
Постоянный собеседник
Постоянный собеседник
avatar

Мужчина Дата регистрации : 2007-01-21

СообщениеТема: Re: Деятели русской культуры в Туркменистане   15.08.09 6:00

«Страна, мне издавна родная…»

«Страна, мне издавна родная…». Сильное впечатление произвел на меня и мой обновленный любимый Ашхабад. Сегодня в российских СМИ то с иронией, то с восхищением пишут: «Москва – белокаменная, Ашхабад – беломраморный…». Сначала – не скрою! – у меня в душе при виде резких градостроительных перемен родилось сожаление: безвозвратно уходит то, что было дорого с детства. Так думал шесть лет назад, во время предыдущей моей поездки. Теперь горжусь новым обликом родного Ашхабада, который становится все более заметным, уважаемым международным центром.

Лишь отделив зерна от плевел, можно получить добрые всходы. Так и диалог России и Туркменистана, с одной стороны, нужно освободить от показного, неискреннего. С другой стороны, нужно вернуть в культурный обиход всё то полезное и интересное, что было по каким-то причинам забыто, утрачено.

И тогда наш диалог будет и дальше по-настоящему служить духовному взаимовлиянию и взаимообогащению культур двух народов.

Нынешний год – год 275-летия со дня рождения великого Махтумкули. Поэтому завершить свои заметки хочу стихами секретаря Правления Союза писателей России, поэта и критика Николая Переяслова:

Когда в судьбе одни нули,

и жизнь — как ночь, где нет рассвета, /

я том возьму Махтумкули —

и обращусь к стихам поэта.

И через толщу двух веков,

как через топот тыщ подков,

его стихи дойдут, как вести

о том, что беден тот народ,

в котором смута и разброд,

но счастлив тот, который — ВМЕСТЕ!

Пусть и мы, туркмены и русские, русские и туркмены, будем всегда вместе! Будем вместе с нашими светочами – Махтумкули и Пушкиным, Пушкиным и Махтумкули!

_______________________

ГОЛОВКИН Николай Алексеевич - член Союза писателей России.

Источник:
http://www.fondsk.ru/print.php?id=1747
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Max
Собеседник
avatar

Дата регистрации : 2009-08-10

СообщениеТема: Re: Деятели русской культуры в Туркменистане   15.08.09 11:21

[quote="Николай ГОЛОВКИН"]«Страна, мне издавна родная…»

Вы наверное писатель? Спасибо за интересные материалы!
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Николай ГОЛОВКИН
Постоянный собеседник
Постоянный собеседник
avatar

Мужчина Дата регистрации : 2007-01-21

СообщениеТема: Re: Деятели русской культуры в Туркменистане   15.08.09 21:13

[quote="Max"]
Николай ГОЛОВКИН пишет:
«Страна, мне издавна родная…»

Вы наверное писатель? Спасибо за интересные материалы!
Да, писатель. Но, как и многие, прошел через школу журналистики. Начинал в 1968 году в газете школьников "Ровесник" при "Комсомольце Туркменистана". Благодарю за Ваш отзыв.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Nika
Собеседник
avatar

Женщина Дата регистрации : 2006-07-31

СообщениеТема: Re: Деятели русской культуры в Туркменистане   16.08.09 11:52

Николай ГОЛОВКИН пишет:

Да, писатель. Но, как и многие, прошел через школу журналистики. Начинал в 1968 году в газете школьников "Ровесник" при "Комсомольце Туркменистана". Благодарю за Ваш отзыв.

А Ваши книги есть в сети? Их можно скачать?
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Николай ГОЛОВКИН
Постоянный собеседник
Постоянный собеседник
avatar

Мужчина Дата регистрации : 2007-01-21

СообщениеТема: Re: Деятели русской культуры в Туркменистане   16.08.09 23:57

Nika пишет:
Николай ГОЛОВКИН пишет:

Да, писатель. Но, как и многие, прошел через школу журналистики. Начинал в 1968 году в газете школьников "Ровесник" при "Комсомольце Туркменистана". Благодарю за Ваш отзыв.

А Ваши книги есть в сети? Их можно скачать?
Книг в сети нет. Но много публицистики. Наберите в Яндексе или другой поисковой системе мои имя и фамилию - увидите мои публикации. Есть авторские страницы на порталах "Русская линия" (СПб) и "Россия в красках" (Иерусалтм). Есть страничка и блог - проект "Мой Мир" (mail.ru).
Всего доброго!
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Грызли
Постоянный собеседник
Постоянный собеседник
avatar

Мужчина Дата регистрации : 2006-08-18

СообщениеТема: Re: Деятели русской культуры в Туркменистане   17.08.09 1:11

Николай ГОЛОВКИН пишет:

Книг в сети нет. Но много публицистики. Наберите в Яндексе или другой поисковой системе мои имя и фамилию - увидите мои публикации. Есть авторские страницы на порталах "Русская линия" (СПб) и "Россия в красках" (Иерусалтм). Есть страничка и блог - проект "Мой Мир" (mail.ru).
Всего доброго!
Я после Вашего появления на форуме часто читаю Ваши произведения. Очень рад такому заочному знакомству!
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Спонсируемый контент




СообщениеТема: Re: Деятели русской культуры в Туркменистане   

Вернуться к началу Перейти вниз
 
Деятели русской культуры в Туркменистане
Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Infoabad :: Наш Туркменистан :: Все о Туркменистане-
Перейти: